Индийский танец

0006

Талант истинной танцовщицы - девадасси сродни талантам йогов, способных жаром своего тела на несколько метров растопить вокруг себя снег и лед Гималаев. Но, пожалуй, классом привосходит йогу. Задача приверженцев последней состоит в том, чтобы преобразить только самого себя. Задача исполнителя индийского ритуального танца - привести, став сосудом божественной энергии, к единению с высшими силами мироздания еще и зрителей.

Не случайно заключительный и одновременно кульминационный момент танцевального действа - это "мокша", освобождение от тягот бытия и слияние с божественным началом. Танцор выступает как великий экстрасенс, целитель недугов души и тела. Мощным излучением исходящей от него энергии объясняется тот удивительный факт, что немало зрителей, созерцающих храмовый танец, не только испытывают особое чувство умиротворения,но и освобождаются от болей, особенно психосоматического происхождения. Нечто подобное происходит при исполнении своих танцев шаманами. Считается, что ими овладевают духи. А в тело индийского танцора входит сам бог Шива Натараджа. Владыка танца.

Статуэтку четырехрукого Шивы в этом образе, наверное, видели почти все. В одной его руке - барабан, образ изначального звука, ритма, вибрации, из которой возник космос. Во второй руке - огонь, уничтожающий все отжившее. Жесты двух других рук показывают, что он защитит и спасет тех, кто ему поклоняется. Танцуя, Шива попирает ногами демона, олицетворяющего косность и инертность, не давая ему овладеть душами людей. Танец бога - символ космического движения и обновления. Когда он остановится, наступит конец света.

В древних индийских текстах вед боги и богини уподоблялись танцорам. Высший Абсолют проявляет себя в форме Шивы-Натарджи. Верховного танцора, чей космический танец олицетворяет собой созидание, сохранение и разрушение мира.

Шива - не только Владыка, он еще и Йогшевара - Божественный йог. Две ипостаси одного божества отражают фундаментальное единство двух форм медитации - статичной йоговской и динамической, воплощенной в храмовом танце.

Покой среди движения - характерная черта основных фигур индийского танца, называющихся "каранами". Тело исполнителя сохраняет жестко фиксированное положение при самых быстрых прыжках. В комбинации статики и динамики раскрываются принципы индуисткого мировидения: мужское начало - пассивное, созерцающее сознание, женское - активная, творящая мир энергия.

С помощью языка жестов, именуемых "хастами" и "мудрами", ведется повествование. Например скрепленные вместе пальцы рук обозначают близость и дружбу. В древнеиндийских трактатах о танце приводится 28 положений одной руки и 24 положения рук вместе.

Выполнение хаст и мудр имеет немалый психологический эффект. Одно из основных положений ног - "ардхамандали", полуприсед с разведенными коленями - поза спокойствия, разгружающая нервную систему. Ее можно представить как соединение двух треугольников, символизирующих женское и мужское начало. В "ардхамандали" два эти полюса уравновешены, что дает психологическую и биоэнергетическую гармонию. В общем, заложенные в индийском танце возможности совершенствования тела и духа не уступают тем, которые присущи йоге и гораздо превосходят ее с эстетической точки зрения.

Индийский классический танец сочетает в своем абстрактном виде (нритта или чистый танец), сюжет рассказа или тему, передаваемую в повествовательной форме через абхинаю(мимику) и грациозность. Танцовщица использует свое тело как инструмент.

Что отличает индийский танец от других танцев мира, так это та важная роль, которую играет каждая черта облика танцора, весь его облик.

Преподаватели танца не считают, что индийский классический танец требует изнурительных тренировок. В один прекрасный день наступает момент, когда танец сам входит в тело танцора, превращаясь в невидимого гуру-наставника, который подсказывает и помогает телу принимать определенные позы.

Источник